В каком году монголы приняли Ислам

«Курултай 1269 года поставил юридическую точку в процессе распада Монгольской империи»

В каком году монголы приняли Ислам

Историк Ильнур Миргалеев о формировании международной политики Золотой Орды в период ее становления. Часть 3

«Реальное время» продолжает публиковать авторские колонки историка Ильнура Миргалеева, посвященные формированию международной политики Золотой Орды в период ее становления. В заключительной статье цикла автор рассказывает о распаде Монгольской империи и таласском курултае.

Курултай 1269 года является последним всемонгольским съездом и датой заключения мира между чингизидами из дома Джучи, Чагатая и Угедея, где были установлены границы их владений и признаны два новых улуса тулуйидов: Улус Хубилая и Улус Хулагу, возникновение которых не имело отношения к завещанию Чингиз-хана, и не было до этого урегулировано. И Хубилай, и Хулагу пока имели только статусы главнокомандующих войск, отправленных для новых завоеваний. Хотя Хубилай и победил Арык-бугу и объявил себя каганом Монгольской империи, никто кроме Хулагу его не признал и не собирался признавать в таком качестве.

Съезд 1269 года поставил юридическую точку в процессе распада Монгольской империи, попутно кардинально решив все противоречия касательно верховной власти в империи. Хотя, стоит отметить, что продолжительное время имела место попытка позиционировать наличие кагана в Ханбалыке (современный Пекин). Однако это обстоятельство носило все же только декларативный характер и ничего общего к реальным взаимоотношениям между чингизидами не имело.

По сведениям Рашид ад-дина, который, безусловно, является объективным источником по теме взаимоотношений в общем доме чингизидов, курултай прошел в Таласской долине. Современные исследователи П.Н. Петров и А.М. Камышев обосновывают, что курултай состоялся в местечке Йанги Тараз (территория современного Кыргызстана).

Безусловно, историю Улуса Джучи прежде всего и других чингизидских государств можно начать раньше. Сам Джучи активно укреплял свой удел, сумел создать сильную семью, правил в своих землях, имел воинский контингент и самостоятельно вел завоевание новых территорий прежде всего для расширения собственного улуса.

Его сын Бату также правил улусом отца и, несколько позже возглавив войска Западного похода, расширил улус Джучидов до огромных размеров. Бату сумел разгромить две линии чингизидов — Чагатаидов и Угедеидов — и привести к власти потомка Тулуя — Мунке и самому стать соправителем Монгольской империи.

Его брат Берке продолжил укреплять власть рода Джучи, воевал против других чингизидов и вел внешнюю политику, которая кардинально изменилась. Прежде всего, во главе угла ставились только интересы Улуса Джучи. Берке заключил союз с правителем мамлюкского Египта Бейбарсом против Хулагу.

Не признал в качестве кагана Хубилая, открыто выступив против него и поддержав Арык-бугу. Будучи мусульманином сблизился с исламским миром, изменив соотношение сил в мировой геополитике того времени.

Хотя Хубилай и победил Арык-бугу и объявил себя каганом Монгольской империи, никто кроме Хулагу его не признал и не собирался признавать в таком качестве. Фото wikipedia.org

Берке прошел через многие испытания, но не отступился и вел абсолютно независимую политику. Его смерть никак не повлияла на развитие джучидского улуса по пути становления полностью независимым государством. Пришедший к власти в 1266 году Менгу Тимур первым делом начал чеканить монеты от своего имени. Хотя Берке к концу своего правления также чеканил монеты со своей тамгой.

Практически за таласским курултаем стояли именно джучиды. У них была цель юридически закрепить признание своей независимости со стороны других чингизидских правителей.

Теперь, после урегулирования конфликтов и открытых военных столкновений в среднеазиатском регионе, они сосредоточили свое внимание в южном направлении, против хулагуидов, с которыми у них до конца так и не были урегулированы границы. Вначале джучиды попытались мирным путем решить вопрос с новыми правителями Ирана.

Они признали их интронизацию и их правителя. Но не смогли добиться пересмотра границ на Кавказе, что привело к более тесному контакту с Египтом и к попыткам военным путем решить данную проблему.

«Царевичи собрались на берегу реки Талас и после недели празднований держали совет»

Договоренности прежде всего между домами Джучи и Тулуя практически закончились сразу же после смерти кагана Монгольской империи Мунке в 1259 году. В это время два его брата — Хубилай и Хулагу вели завоевания в Китае и на Ближнем Востоке и командовали имперскими войсками.

Каганом стал еще один брат Мунке — Арык-буга, однако его не признали свои же братья, стоящие во главе двух крупных армий. Каганом себя объявил Хубилай, началось открытое военное противостояние, в которое постепенно втянулись и другие чингизидские правители, прежде всего джучиды. Именно их помощь позволила продержаться некоторое время Арык-буге.

Хотя сторонники тулуйидов были и в Улусе Джучи, которые призвали Хулагу стать во главе их улуса. Джучиды могли потерять свою власть. Но они смогли не только покончить со сторонниками Хулагу у себя, но и победили его в сражении на Тереке.

Это было большим достижением, так как Хулагу стоял во главе большой армии, собранных в свое время со всей империи для новых завоеваний и контролировал большие территории.

В 1263 году Берке заключает союз с Бейбарсом против Хулагу. В 1264 году, после того как Арык-буга потерпел поражение, Берке начинает чеканить монеты со своей тамгой, тем самым показывая, что после поражения Арык-буги он не признает Хубилая.

Более того, Берке, а затем Менгу Тимур начинают активно «восстанавливать» дома Чагатая и Угедея в Средней Азии как буферную зону между землями Хубилая и Джучидов. Именно благодаря поддержке джучидов, Хайду, внук Угедея, смог восстановить улус своего деда.

Правда, «восстановленный» «Улус Угедея» расположился на землях чагатаидов, которые также активно пытались выживать как отдельная полития.

Хан Мункэ на троне. Миниатюра из «Тарих-и-джехангуша» Джувейни. Фото wikipedia.org

Джучидам крайне важно было «разорвать» связь между землями Хубилая и Хулагу. Для этого им нужно было установить мир на своих среднеазиатских границах и реанимировать остальные чингизидские дома. Оказалось, что чагатайцы воспряли, и более того, они смогли победить союзника джучидов Хайду. Поэтому джучиды поменяли тактику и решили помириться с правителем чагатайцев Бараком.

Барак был остановлен благодаря джучидам, которые отправили против него большой воинский контингент. Но джучиды не стали добивать Барака, в сложившейся ситуации он был крайне важен для противостояния против Хубилая и Хулагу. Поэтому они послали к нему родственника Хайду — Кипчака, который был дружен с Бараком и заключили мир. Они решили поставить точку во всех накопившихся проблемах.

Было решено организовать курултай.

Курултай прошел на территории, подконтрольной Хайду. Этим участники давали понять своим соперникам из дома Тулуя, что они возвращают внутридинастийные споры к временам законного кагана Угедея, назначенного в свое время официальным преемником самого Чингиз-хана на семейном совете, где присутствовали все первые принцы.

Тем самым обойдя вопрос интронизации потомков Тулуя, младшего сына Чингиз-хана. Комбинации внутри чингизидской династии кардинально изменились.

На этот раз также за таласским курултаем стояли джучиды, как бы исправляя ситуацию, в свое время инициированную Батыем, когда были низвергнуты семьи Угедея и Чагатая и к власти при помощи курултая, организованного также джучидами, пришел дом Тулуя.

Как известно, после окончания западного похода Бату взялся за активное государственное строительство на новых территориях, вошел в конфликт с центральным правительством и открыто враждовал с каганом Гуюком. В 1251 году практически только джучиды и тулуйиды организовали курултай, где избрали каганом Мунке, так как Бату отказался, а стал соправителем империи, предпочтя укрепиться в своем улусе.

Такая ситуация устраивала джучидов, но как только скончался Мунке, началась борьба за главный престол между его братьями. Поэтому джучиды вынуждены были ввязаться в политическую борьбу и достаточно умело участвовали в ней и смогли «вернуть» в борьбу низвергнутые ими же чингизидские рода. Безусловно, с 1259 по 1269 год золотоордынское правительство главным приоритетом во внешней политике видело в юридическом оформлении своей власти и официального признания своей независимости.

Именно такое желание, прежде всего джучидов, и привело к организации последнего всемонгольского курултая.

Весною 667 г.х. (1269 год) царевичи Хайду, Барак, Беркечар (представитель Менгу Тимура) собрались на берегу реки Талас и после недели празднований, на восьмой день, держали совет. После всех договоренностей они поклялись в верности союзу и дали клятву друг другу. С этого периода Менгу Тимур принял титул хан (император). Также и другие чингизидские правители Хайду и Барак начали именоваться ханами.

Отказ Хубилаю в статусе кагана должен был лишить тулуйидов верховной власти. Фото wikipedia.org

«Решения таласского курултая устраивало на тот момент всех участников раздела монгольской империи»

В процессе распада Монгольской империи на карте мира официально появились следующие государства:

  1. Улус Джучи (в историографии известен как «Золотая Орда»), на территории от Алтая до Дуная.
  2. Улус Чагатая, на территории Средней Азии.
  3. Улус Угедея (в историографии также известен как «государство Хайду», на территории восточного Туркестана и Средней Азии).
  4. Улус Хубилая (в историографии часто на китайский манер употребляют «династия Юань» или «Юаньская империя») на территории Китая и Монголии.
  5. Улус Хулагу (в историографии также известен как «государство Ильханов»), на территории Ирана, Ирака, Азербайджана и Малой Азии.

Политии, воссозданные Барком и Хайду, в итоге через не большое время сошли на нет и разделились на кочевую часть — Моголистан и на оседлую часть — Мавераннахр. Но при этом их потомки еще какое-то время продолжали играть важную роль в этих владениях.

Участники Таласского курултая разделили империю Чингиз-хана и официально признали друг друга независимыми государствами, попутно объявив и о союзе между тремя чингизидскими державами.

При этом они приняли решение о признании еще двух чингизидских политий, которые не были среди земель, выделенных в отдельный улус самим Чингиз-ханом, а возникли из новых завоеваний уже внуков Чингиз-хана — от главнокомандующих Монгольской империи, из детей Тулуя, младшего сына Чингиз-хана — хранителя коренного юрта.

Поэтому их отсутствие на курултае — это еще и признание глав действующих армий в качестве правителей на новозавоеванных территориях. Также и отказ с их стороны Хубилаю в статусе кагана должен был лишить тулуйидов верховной власти.

Как видим, решение было достаточно обдуманным, неважно, что там не было представителей Хубилая и Хулагу, по статусу они все еще были главнокомандующими имперскими войсками.

Тулуй не получил нового улуса, поэтому потомки Джучи, Чагатая и Угедея реанимировали «завещание Чингиз-хана» и признали границы своих владений, попутно «утвердив» и состоявшийся факт — образование двух тулуйидских улусов. В рамках чингизидской династии все было учтено и не вызывало нареканий.

Надо признать, что решения таласского курултая устраивало на тот момент всех участников раздела монгольской империи, включая и Хубилая с Хулагу.

ОбществоИстория

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/136698-raspad-mongolskoy-imperii

Распад Монгольской империи | Исторический документ

В каком году монголы приняли Ислам

К своему распаду Монгольская империя подошла к 1260 году. В государстве шла внутренняя борьба за лидерство и преемственность. Вся Монгольская империя состояла из разных племён. Поэтому преданность их одному государству трудно было понять. Эта преданность не выходила за пределы племени. Поэтому в стране было раздробленность и разделение. Также проблемой стало их проникновение в оседлый мир.

Часть из них понимала и принимала культурные ценности и религию той страны, территорию которой они покорили. Они принимали некоторые учреждения и опыт других оседлых народов. Но были и те монголы, которые выступали за свои традиции, не принимая традиции других. Они хотели видеть мир только в традиционной монгольской форме – пастушье-кочевой.

Разделение власти

В результате всего этого к 1260 году монгольская территория была разделена на четыре части. Одна из этих частей досталась Кублай-хану. В его власти были Китай, Монголия, Корея и Тибет. Другая часть состояла из Центральной Азии. Между двумя этими владениями возник конфликт. Третьей частью были Ильханиды, находящиеся в Западной Азии. Они получились в результате военных завоеваний Хулагу, брата Кублай-хана.

Этот правитель уничтожил династию Аббасидов и занял их столицу – Багдад. Четвёртой частью стала «Золотая Орда». Она обосновалась на территории Руси. Золотая Орда вступила в конфликт с илханидами. Они делили контроль над торговыми путями, которые проходили по территории современного Азербайджана и богатствами, там находящимися. Но не смотря на все разногласия между секторами, правление монголов можно назвать началом глобальной истории.

Падение монголов в Китае

Когда умер Кублай-хан династия Юань сильно ослабла. Её последующие правители ассимилировались в китайскую культуру. В последние годы монгольского правления ханы очень боялись местного населения.

Они отправляли шпионов в дома местной знати, чтобы они информировали о возможных заговорах. Людям нельзя было собираться большими компаниями. В стране был запрет китайцам на ношение холодного оружия. Даже кухонные ножи были запрещены.

Восстание против владычества монголов начал Чжу Юаньчжан (Хун Ву). Он был сыном батрака. Он лишился всей семьи в 17 лет.

В то время в стране свирепствовала эпидемия. Хун Ву жил несколько лет у буддийских монахов. Его протест вылился в восстание против монголов и длилось 13 лет. Это был крестьянский мятеж, который известен в истории как «Красные тюрбаны».

В этой борьбе участвовали буддисты, даосы, конфуцианцы, манихейцы. Монголы жестоко расправлялись с восставшими. Но не смогли подавить их. Китайцы обменивались небольшими булочками, вместо начинки в которых были записки с нужной информацией.

Китайцы использовали давнюю традицию, обмениваться булочками в полночь.

Расправа над монголами началась в полнолуние в августе 1368 года. Так наступил конец правления династии Юань. Восставшие подошли к Пекину и окружили его. Так монголы лишились своей власти. Последний из монгольских правителей Темур-хан даже не стал защищаться. Он сбежал вместе с семьёй. Когда он попал в столицу Монголии Каракорум, то был убит там. В Китае появилась новая правящая династия Мин, которая взяла начало от Юаньчжана.

Конец монголов в Европе

В Евразии нашествие монголов связано с Тимуром, которого называют ещё Тамерланом. Он был знатного происхождения. Его считают потомком Чингисхана. Тимур смог объединить земли Туркестана и Ильханов. Его нашествие на Европу началось в 1391 году. Под его натиском пала Золотая Орда.

Его войско разграбило Кавказ и юг Руси. Это было в 1395 году. Но созданная им империя развалилась после его смерти. Этому распаду способствовали разруха после набегов армии Тимура, засуха и чума. Разрушив Золотую Орду, он разрушил и торговые пути.

Они стали проходить на юге от Каспийского моря.

Начавшаяся политическая борьба за власть привела к образованию трёх отдельных ханств: Астраханского, Казанского и Крымского. Окончательный конец Золотой Орде пришёл в 1502 году, когда объединились крымские татары и русичи.

Последним потомком Чингисхана был Шахин Гирей. Это был крымский хан. Его свергли русские в 1783 году. Монголы оказали большое влияние на Россию. Среди двух великих народов были смешанные браки даже среди знати. Присутствие монголов сдерживало распространение ренессанса на территории Руси и помогло сохранению национальных традиций русского народа. Поэтому Россия так отличается от других европейских государств.

Ильханат сразил мамлюков в Багдаде. Монголы стали принимать ислам и ассимилировались среди местного населения и культуры. Власть монголов в Багдаде закончилась после смерти последнего потомка Хулагу. Столица Золотой Орды Новый Сарай разграбил Тамерлан в 1395 году. Остались только небольшие развалины.

Последние владения Золотой Орды захватили турки в 1502 году. Но Русь оставалась под властью монголов до 1480 года. Их владычество закончилось при Иване III. А Екатерина II присоединила к России Крым. Потомки монголов и турков стали называться татарами.

Даже когда ослабла власть монголов над Русью, они ещё несколько раз сжигали Москву. Монголов победил русский князь Дмитрий Донской на Куликовом поле в 1380 году. В 1552 году Иван Грозный победил последних монгольских князей. Он изгнал их из Казани и Астрахани.

Он расширил границы Руси до Тихого океана.

Вклад монголов в мировую историю

После распада Монгольской империи вернулись в степи и стали вести кочевой образ жизни. Они разделились на отдельные племена, которые стали вести борьбу друг с другом. Иногда они нападали на Китай.

Затем среди них началась гражданская война между монгольскими племенами халхами и орятами. В западных европейских странах монголов XIII века считают варварами, которые грабили и убивали представителей соседних народов.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Когда родители невесты должны благословить молодых

Они создали самую крупную материковую империю в мировой истории. Они внесли большой вклад в развитие цивилизации XIII – XIV веков.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Подписаться

Источник: http://history-doc.ru/raspad-mongolskoj-imperii/

Почему татары стали мусульманами, а монголы — буддистами

В каком году монголы приняли Ислам

Если и вправду был когда-то такой народ, как монголо-татары, то почему одни его потомки сейчас исповедуют буддизм, а другие ислам? Может быть, его разделила именно разность религий?

Этнополитическая ситуация в державе Чингисхана

Первоначально татарами называлось одно из монгольских племён. Согласно монгольским преданиям, Чингисхан вырезал всех мужчин этого племени. Случайно уцелели лишь немногие. Однако почему-то это племя стало известным на Руси и на Западе. Пришедших монгольских завоевателей чаще всего называли татарами.

В дальнейшем это название распространилось на многие тюркские народы, жившие в пределах Монгольской империи. Предки этих народностей были, как правило, завоёваны монголами Чингисхана, а потом в качестве вассалов сами принимали участие в его походах.

Население западной части Монгольской империи было по преимуществу тюркским. Считается, что относительно немногочисленные монголы быстро растворились в массе тюркского населения.

Иначе складывалась ситуация в восточной части Монгольской державы. Здесь монголы больше столетия правили Китаем. Но в последней трети XIV века они утратили там власть. На оставшейся территории монголы остались преобладающим этносом.

Религиозная обстановка в разных частях распавшейся империи определялась этими этническими процессами.

Распространение ислама у татар

На территории Улуса Джучи или Золотой Орды ислам получил широкое распространение задолго до прихода монгольских завоевателей. На земле нынешнего Татарстана, а также соседних регионов Среднего Поволжья, с VII века обосновались представители ветви тюркского народа булгар. Не позже IX века здесь образовалось государство Волжская Булгария, просуществовавшее до монгольского завоевания в 1236 году.

В 922 году правители Волжской Булгарии решили принять ислам. С тех самых пор он и стал религией предков современных казанских татар и башкир.

Волжские булгары были оседлыми земледельцами. В массу же кочевого населения степей ислам проникал медленно. В книге «Государство и народы евразийских степей» Сергей Кляшторный утверждает: «Кипчакская степь до монгольских завоеваний оставалась вне пределов мусульманского мира. Ещё в начале XIII века мусульманский владетель Средней Азии хорезмшах Мухаммед (1200-1220 гг.) воевал с немусульманскими кипчаками на Сырдарье и в Тургайских степях».

С объединением обширных территорий в Золотую Орду возникли условия для распространения ислама. Выбор ислама в качестве государственной религии правителями Золотой Орды был сделан, очевидно, потому, что в двух старинных центрах цивилизации на её территории – в Волжской Булгарии и Хорезме – давно придерживались данного вероисповедания.

Но этот выбор был сделан далеко не сразу. Первым ханом Улуса Джучи, принявшим ислам, был Берке (1257-1266 гг.). Но он не вводил ислам в качестве государственной религии. Об этом свидетельствует то факт, что при нём, в 1261 году, в его столице Сарае была учреждена епархия Русской православной церкви.

Решительный шаг к установлению ислама в Золотой Орде сделал только хан Узбек (1313-1341 гг.). Но и ещё долго после него Золотая Орда оставалась многоконфессиональным государством. Ханы проводили терпимую политику по отношению к разным религиозным общинам.

С государственностью Золотой Орды связано принятие мусульманства народами, сохранившими до наших дней наименование «татары»: крымскими, астраханскими, сибирскими татарами. Предки казанских татар, как было сказано выше, исповедовали ислам ещё с X века. Смена названия этноса — булгар на татар — не повлияла на веру.

Утверждение буддизма среди монголов

Распространение буддизма среди народов монгольской группы – предков халха-монголов, бурятов, ойратов, калмыков и т.д. – началось во время правления сына и преемника Чингисхана Угэдэя (1229-1241 гг.). Он интересовался буддизмом и пригласил к себе для наставничества известного на Тибете Кунгу Гьялцена.

Внук Чингисхана Хубилай в молодости тоже увлёкся буддизмом. Первым его наставником в вере стал китайский буддийский монах Лю Биньчжун. Впоследствии, когда Хубилай завоевал Китай, Лю Биньчжун стал одним из главных советников Хубилая. Когда Хубилай в 1260 году был избран великим ханом монголов, он уже был буддистом.

В 1271 году Хубилай завершил завоевание Китая, провозгласил начало новой китайской династии Юань и сделал буддизм государственной религией своей империи. Правда, другие конфессии не преследовались.

Влияние буддизма на правящую прослойку монголов во второй половине XIII века распространялось за пределы Центральной Азии. Так, буддистом был Хулагу-хан (1261-1265 гг.

), родной брат Хубилая, основатель монгольского государства в завоёванном Иране (государство Хулагуидов или Ильханов). Среди преемников Хулагу-хана имелись и мусульмане, и христиане, но больше всего было буддистов. Только начиная с седьмого ильхана Газан-хана (1295-1304 гг.

) верой правящей верхушки Ирана окончательно стала религия большинства подвластного народа – ислам шиитского толка.

В 1368 году власть монголов над Китаем была упразднена. Воздействие буддизма на монголов снизилось. Его возрождение в Монголии началось только в последней четверти XVI века. Оно было сопряжено с деятельностью буддийских проповедников школы Гелуг. Тогда же приняли буддизм практически все народы монгольской группы. С миграцией на запад в XVII веке одного из них – калмыков – связано распространение буддизма до низовьев Волги.

Вместе с монгольскими народами к последователям буддизма присоединились также живущие рядом тувинцы.

Примечательно, что потомки монголоязычного племени татар – того самого, что было подвергнуто геноциду Чингисханом – сохранившие своё название до нашего времени, также исповедуют буддизм, как и остальные монголы. Таким образом, высказывание, что все татары традиционно мусульмане, неверно. Есть татары-буддисты. Правда, они не тюрки.

Источник: https://cyrillitsa.ru/past/134135-pochemu-tatary-stali-musulmanami-a-mo.html

Татарстан не хочет, чтобы в России праздновали конец монголо-татарского ига. Почему? Разве он имеет какое-то отношение к тем татарам? — Meduza

В России — дискуссия: праздновать ли день окончания татаро-монгольского ига. Депутат Калужской области Геннадий Скляр внес законопроект, в котором предлагается назначить праздник на 11 ноября — в честь последнего дня стояния на реке Угре в 1480 году. Калужский губернатор Анатолий Артамонов заявил, что новый праздник поддерживает Владимир Путин.

Идея возмутила Татарстан: бывший президент республики Минтимер Шаймиев сказал, что «нужно не заниматься ревизией истории, а сплотиться во имя решения текущих задач для развития страны». Члены республиканского Госсовета добавили, что таких «стояний было много», сама по себе дата сомнительная, а праздник окончания ига может расколоть страну.

«Медуза» разобралась, какие есть сомнения в дате, чем недовольны в Татарстане и что вообще произошло недалеко от Калуги 11 ноября 1480 года.

Что за «стояние на Угре»?

В октябре 1480 года хан Большой Орды Ахмат, правитель главного татаро-монгольского государства в Восточной Европе, предпринял поход на взбунтовавшегося вассала — Москву. Это был его второй поход на северо-восток Руси за десятилетие: в 1472 году он уже пытался атаковать небольшими силами, но потерпел поражение. 

Это был всего третий поход монгольского хана в Северо-Восточную Русь со времен ее завоевания монголами в 1238 году. До Ахмата на Москву ходил только хан Тохтамыш в 1382 году — через два года после Куликовской битвы. Тогда князь Дмитрий Донской бежал из города, Кремль был взят Тохтамышем.

Поход был вызван тем, что Дмитрий несколько лет не платил дань Орде. После нашествия все вернулось на круги своя: Дмитрий обязался платить дань и вернуть долг за предыдущие годы.

В 1480 году Ахмат не смог повторить успех Тохтамыша: после месяца противостояния на берегах реки Угры (в нынешней Калужской области) войска Орды отступили.

И после этого иго кончилось? Что такое вообще иго?

Впервые зависимость Руси от Орды игом назвал польский историк Ян Длугош в 1479 году — за год до «стояния на Угре». Он написал, что «варварского ига и его рабства» больше нет: московский князь Иван III его уже сбросил. 

Под «варварским игом» историк имел в виду политическую и экономическую зависимость всех русских земель от Монгольской империи и ее правопреемников — ханов Золотой Орды (в терминологии самих монголов — «улуса Джучи»), которые правили Восточной Европой после раскола империи Чингисхана в 1260-х годах.

Ханов Орды русские князья с 1240-х годов признавали «царями» — до того термин употреблялся только по отношению к «императорам Рима», то есть к германским императорам Священной Римской империи и императорам Византии. Себя князья воспринимали как подчиненных ордынскому царю местных властителей.

На деле это означало, что царь Орды мог вмешиваться в политику русских княжеств, быть высшим судьей в спорах между князьями — и за это ему было положено платить дань (она называлась «ордынский выход» и была привязана к количеству крестьянских хозяйств в княжестве) и другие налоги. Изначально договор о зависимости русских князей предполагал также, что они будут поставлять монголам войска.

Политическая зависимость от Орды выражалась главным образом в выдаче ханом «ярлыков», то есть специальных грамот князьям малых на управление более крупными образованиями: русскими землями, а также «столами» — княжествами, не имевшими «отчинного» князя.

Так, князья Северо-Восточной Руси вели борьбу за титул Великого Владимирского князя — главы Суздальской земли, одного из 12 крупных образований домонгольской эпохи.

К титулу прилагались большие права: например, княжение в республике Новгорода Великого и «выморочных» (то есть таких, где прервалась своя династия) княжествах. 

Кроме того, они утверждали «примыслы» — присоединения одних княжеств к другим — ситуация, почти не встречавшаяся до монгольского нашествия, но распространенная после. Изначально монголы следили, чтобы никто из князей не усиливался сверх меры.

Однако в XIV веке и начале XV века они допустили усиление двух центров объединения русских земель: Москвы на северо-востоке и севере и Литвы на западе и юге. При этом и Москва, и Великое княжество Литовское продолжали признавать власть ордынских «царей» на русской территории и платить им дань.

Только в 1472 году московский князь Иван III решил отказаться от этой зависимости. И именно 1472 год можно считать датой, с которой началась реальная независимость Московского княжества от Орды.

В 1480 году хан Ахмат предпринял последнюю попытку вернуть своего вассала к повиновению, заключив для этого союз с Литвой. Однако литовские войска не прибыли в Угру, и 11 ноября, простояв на реке месяц, Ахмат решил не рисковать и отказался от открытого сражения. Союзник Москвы того времени, крымский хан, в 1502 году разгромил Большую Орду — так закончилась власть Монгольской империи в Восточной Европе. Через 100 лет большая ее часть попала под власть новых царей из Москвы.

Почему иго не пало раньше? Ведь русские же победили монголов в Куликовской битве за сто лет до этого

Московские князья — равно как и другие русские политики — воспринимали зависимость от ордынских царей как данность. Подчинение «империям» — мировым державам своего времени — считалось нормальным. Эта зависимость никогда и не прерывалась на протяжении всех 240 лет «ига».

Князь Дмитрий Иванович в 1370-е годы восстал не против «царя», а против узурпатора Мамая, который не был «царем» (при этом многие русские княжества оставались верными Мамаю).

Это была обычная история: во время частых эпизодов внутренней борьбы в Орде русские князья поддерживали одного из претендентов и платили дань ему; часто это приводило к тому, что другой претендент отправлял карательную экспедицию на Русь.

Так поступил и Мамай: в 1380 году он отправился на Москву, поскольку Дмитрий отказался платить дань ему.

Мамай потерпел поражение на Куликовом поле, после этого Орду объединил его соперник Тохтамыш. Дмитрий не выплатил дань и ему, после чего Тохтамыш лично повел войска к Москве, захватив ее в 1382 году. Поход произвел большое впечатление на русских: на Русь пришел лично царь.

В том, что законный хан является сюзереном Руси, никто тогда не сомневался; даннические отношения Москвы с Ордой были легко восстановлены, Дмитрий заплатил и долг за те два года, когда Тохтамыш был ханом после смерти Мамая, но не за то время, когда Мамай сам руководил частью Орды.

Однако по результатам активного участия в ордынской междоусобице и несмотря на поражение от Тохтамыша Дмитрий получил большую награду — Великое Владимирское княжение стало «отчиной» московских князей. Им больше не нужно было ездить в Орду, чтобы в режиме конкуренции с другими князьями бороться при дворе хана за великокняжеский «ярлык».

В 1395 году Тохтамыш был разгромлен новым могущественным соперником — среднеазиатским полководцем Тимуром (Тамерланом).

Золотая Орда после такого удара развалилась на части: кроме Большой Орды, где правили официальные правопреемники монгольских императоров, возникли несколько ханств, в том числе самые сильные в Крыму и Казани. Однако развал империи не привел к немедленному освобождению русских земель.

Они — и их центры объединения в Москве и Литве — стали, наряду с новыми независимыми ханствами, активными участниками ордынских междоусобиц. Ханы же продолжали вмешиваться в усобицы в самой Москве, хотя она становилась все более самостоятельной.

В 1453 году произошло событие, которое изменило восприятие русскими князьями своего места в европейской политике. Османы взяли Константинополь, после чего прекратила свое существование Византийская империя.

Москва, объединившая к тому времени большую часть Северо-Восточной Руси, осталась последним православным государством. Тогда же в Москве появилась и постепенно укрепилась идея, что московские князья сами должны быть царями.

Этот статус не подразумевал зависимости от царей Орды или каких-либо других властителей. 

В 1472 году великий князь Иван III принял решение освободиться от законного ордынского «царя» Ахмата. После ликвидации Орды в 1502 году Москва стала одним из претендентов на ее место региональной великой державы, объединяющей Восточную Европу.

Скорее всего, уже тогда сами московиты (и их соседи) воспринимали себя именно так: с 1470-х бояре и князья малых княжеств все чаще начинают именовать себя холопами (то есть рабами) Ивана III. Так в Орде было принято называть знать, зависимую от хана (царя).

 До того русские князья называли себя холопами ордынских царей.

После ликвидации Орды противниками (и иногда союзниками) Москвы были независимые ханства и второе крупное русское государство с центром в Литве, объединившее к тому времени весь запад и юг Руси. Их властители с тех пор практически перестали называть московского князя чьим-либо холопом и считали как минимум равными себе.

А при чем тут вообще современные татары? Что они имеют против падения ига?

Татары (казанские, крымские, сибирские и другие) — прямые потомки населения Орды XV века. За 250 лет ее существования от монголов в западной монгольской империи остались только династия (потомков Чингисхана), административное устройство и название одного из монгольских племен — «татары»; и то им обозначали население Орды не сами ордынцы, а русские и европейцы.

В XV веке в этой западной части бывшей Монгольской империи сложилась особая культура. Основным языком был кипчакский из тюркской языковой семьи и его диалекты (до нашествия монголов кипчакский был языком половцев). Основной религией стал ислам, его «татары» заимствовали из Волжской Булгарии — государства, располагавшегося на территории нынешнего Татарстана и других регионов Поволжья.

Из Булгарии в Орде распространилась и значительная часть материальной культуры.

Ханы новых татарских государств, как и Москва, вели борьбу за наследство Орды, но проиграли. В 1552 году внук Ивана III Иван Грозный взял Казань, после чего стал именовать себя «царем казанским». В 1556 году было захвачено Астраханское ханство, в 1582 году — Сибирское.

Дольше всего независимость сохраняло Крымское ханство, которое в XVI веке стало вассалом могущественной Османской империи (считавшей себя правопреемником Византии и Рима). Иван Грозный и другие русские цари платили Крыму дань с 1572 года (после того, как татары захватили Москву).

Однако, по сути, это была совсем не та дань, что уплачивали русские князья Орде — у нее даже было другое название: не «выход», а «поминки». В конце XVIII века Крым был завоеван Россией.

Казанские татары еще с 1990-х отмечают День памяти защитников Казани (имеется в виду — от захватчиков из Москвы). Завоевание Казани Иваном Грозным активисты называют «геноцидом», указывая на убийства, грабежи и насильственные крещения, произошедшие после завоевания; российские власти в ответ обвиняют их в экстремизме.

С точки зрения политики именно захват Казани создал основу для «объединения народов России». Русские цари из властителей мононационального государства на северо-востоке Руси стали царями многонациональной империи — наследницы монгольского ханства.

Источник: https://meduza.io/feature/2019/11/19/tatarstan-ne-hochet-chtoby-v-rossii-prazdnovali-konets-mongolo-tatarskogo-iga-pochemu-razve-on-imeet-kakoe-to-otnoshenie-k-tem-tataram

Религия Монголии. Религиозные учреждения. Население Монголии

Край, где небо сливается со степью, где царствуют пустыня, караваны верблюдов, стада скота и белоснежные юрты кочевников-пастухов, – это Монголия, государство, которое в период своего расцвета завоевало почти четверть земного шара. А еще это бесчисленные орды Чингисхана. Сейчас о тех временах напоминают лишь степные курганы, раскопки да легенды о несметных богатствах великого хана.

Современная Монголия

Современная Монголия – это демократическая парламентская республика во главе с президентом, управляемая великим хуралом. Основная религия Монголии – буддизм. Язык – монгольский, хотя на севере часто можно услышать и китайские наречия.

Тесная многолетняя экономическая и политическая связь с СССР проявилась в том, что многие жители страны свободно общаются на русском и казахском языках. Сейчас страна восстанавливает свою экономику, делая ставку на животноводство и добычу полезных ископаемых.

Здесь проживает чуть более трех миллионов человек.

Монголия и религия

Традиционная древняя религия Монголии – буддизм, а если конкретнее, то такое его направление, как ламаизм. Исповедует его половина всего населения страны. Мусульмане, сунниты, христиане, приверженцы шаманизма составляют еще около 10 %.

До 1921 года тибетские верования охватывали почти 95 % монгольского населения. Во времена коммунистического правления всяческие религии подверглись гонениям. Разрушенные монастыри, ссылки монахов-лам в Сибирь, всяческие притеснения привели к тому, что на сегодняшний день целое поколение молодых монголов называют себя неверующими (больше 35 %). Современная Монголия испытывает всплеск религиозности и восстанавливает утраченные святыни.

Буддизм в мире

Одну из трех основных религий на сегодняшний день исповедуют во всем мире 360 млн человек. Это буддизм, религия Монголии, Китая, Кореи, Японии, Индии, стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Хотя он больше походит на философское учение.

Буддисты проповедуют познание мира через познание самого себя – механизм работы разума, связи между психическими и физическими ощущениями. Этика этой религии основана на непричинении вреда, развитии мудрости и умеренности. Общение с высшими силами проходит у буддистов с помощью медитации.

Религиозные направления разделяются на три основные ветви: Хинаяна, Махаяна и Ваджраяна (монгольский вариант).

Все мировые сообщества буддистов объединены в две большие организации, одна из которых – Азиатская буддийская конференция за мир – имеет штаб-квартиру в столице Монголии Улан-Баторе.

Тибетское трактование буддизма, который исповедует население Монголии, получило название «ламаизм». Это несколько измененное направление утвердилось среди кочевых племен, которые с древних веков веровали в Вечное Синее Небо, Мать-Землю, природных духов земли, огня, животных и дух Чингисхана – покровителя всей страны.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Сколько существует Будд в буддизме

Религия Монголии установилась тогда, когда буддизм гибко исказился и пополнил свои учения языческими мотивами. В результате произведенной трансформации и адаптации появилась особая ветвь тибетско-монгольского буддизма – ламаизм.

Основное внимание Ваджраяны направлено на усовершенствование духа и тела, выделение психофизической энергии, достижение глубоких состояний сосредоточения.

Духовный лидер Ваджраяны – Далай-лама, что в буквальном переводе значит «выше не бывает».

Религиозные достопримечательности Монголии

Религиозные постройки, которые служат центром проживания монахов-лам, – это целые поселки из ярусных построек храмов, пагод, мемориальных комплексов. Скотоводство и кочевой образ жизни древних жителей монгольских степей не способствовали развитию оседлых мест жительства.

Единственными точками с постоянным расположением становились монастыри Монголии. Являясь центром общения и религиозных обрядов, они впоследствии превращались в центры городов и поселков. Некоторые остались отдельными комплексами.

Расположенные в основном по склонам гор, ламаистские храмовые сооружения выглядят очень живописно и торжественно.

Ислам в Монголии

Районы распространения ислама Ховд и Баян-Улгий – это исторические территории поселения казахов. Так как эта народность традиционно мусульманская, то ислам тоже можно отчасти считать родной религией для монголов.

Вместе с казахами ислам исповедуют также выходцы из Туркменистана – хотоны.

Если монгольские казахи придерживаются более строгих принципов данной веры, то у хотонов обряды предков насколько разбавлены местными обычаями и верованиями, хотя они свято чтут религию прадедов и не забывают, что они – мусульмане.

Наибольшее количество мечетей находится именно в сосредоточении мусульманского населения. Самая большая и главная из них расположена в городе Углие. Столица Монголии Улан-Батор также славится древней исторической мечетью Туда-Менгу. Миграционные потоки населения все чаще наполняют столицу потомками мусульман; они создали здесь свой культурный центр и вскоре откроют еще одну Соборную мечеть.

Христианство Монголии

Христианские общины на территории Монголии появились еще в древности. Верующие торговцы и ремесленники, как только обосновывались на новой земле, возводили храм и приглашали своего священника. Во времена правления коммунистической партии под запретом находилась любая религия, в том числе и христианство.

В период же возрождения религиозных очагов немногочисленные католики и православные, проживающие в Монголии, получили возможность иметь свои общины и приходы, посещать храмы. Представители этой веры – это в основном люди, которые работают или по ряду причин просто проживают на территории страны.

Католическая миссия представлена четырьмя приходами, три из которых расположены в Улан-Баторе, одна — в городе Дархане. Католиков насчитывается по всей Монголии не очень много – около тысячи человек.

Православие в Монголии также присутствует. В столице есть Троицкий храм, освященный в 2009 году. Его прихожане – это около ста работающих в окрестностях русских, украинцев, белорусов, грузин и лиц других национальностей, для которых православная вера является родной.

Монгольские шаманы

Шаманизм как религия Монголии занимает значительное место в жизни местного населения. Это направление берет истоки от языческого поклонения, где в ранг божеств возведены все силы природы и природные явления. При этом современные монгольские шаманы не имеют ничего общего с шарлатанством и необразованностью. Это настоящие медиумы, которые путем многолетней работы над своим духом и телом достигли высшего совершенства.

Погружаясь в особое состояние транса, шаман получает способность к общению с духами, дар целительства и предсказания. Религия шаманства направлена на укрепление тесной связи человеческого тела с духовной оболочкой. Монгольский шаманизм тесно связан с ламаизмом и на сегодняшний день со стороны выглядит эдакой местной экзотикой.

На самом же деле способностями и методами шаманов всерьез интересуются исследователи в области психологии и человеческих возможностей.

Население: быт и обычаи

Основное население Монголии все еще продолжает вести кочевой образ жизни. Это не просто дань привычкам и обычаям. Основным занятием, позволяющим прокормиться, остается скотоводство.

Люди в юртах дружелюбны и доброжелательны ко всем, независимо от вероисповедания. Непричинение зла и терпимость – вот основные принципы буддизма и шаманизма.

Но места поклонения без веры в их действенную силу, а просто из праздного любопытства посещать иноверцам не рекомендовано. Монголы очень трепетно относятся к своим духам.

Источник: https://FB.ru/article/258608/religiya-mongolii-religioznyie-uchrejdeniya-naselenie-mongolii

Почему монголо-татары сначала приняли христианство, а потом ислам — Русь Матушка

09.11.2019

3 Апр, 2014 в 12:50 | Просмотров 21 633 | 5 комментариев

Сообщение о том, как 40 тысяч монголов одновременно приняли Ислам, передаётся в книге одного из известнейших мусульманских учёных – Ибн Хаджара аль-Аскаляни.

Сама история, как её рассказал Ибн Хаджар

Хафиз Ибн Хаджар аль-Аскаляни написал в своей книге «Ад-Дурар аль-камина» (т.3, стр. 202):

«Раньше христиане повсеместно рассылали своих миссионеров среди монгольских племен с целью обратить их в христианство. Тиран Хулагу [один из правителей монголов] под влиянием своей жены-христианки Зафар-Хатун предоставил им все возможности для призыва.

Однажды группа больших христианских представителей отправилась посетить монгольское торжество по случаю перехода в христианскую религию одного из правителей монголов. Кто-то из проповедников стал ругать Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха.

В том месте на цепи сидела охотничья собака. И когда этот крестоносец, начал оскорблять Пророка, мир ему и благословение Аллаха, собака принялась яростно лаять, а затем набросилась на него и сильно укусила. После некоторых усилий собаку удалось оттащить.

Тем временем один из присутствующих произнес: «Это тебе досталось за твои слова о Мухаммаде».

Крестоносец ответил: «Совсем нет. Наоборот, когда эта собака увидела мой жест рукой, то подумала, что я собираюсь ударить ее».

Затем он снова стал ругать Пророка (мир ему и благословение Аллаха), причем еще сильнее, чем раньше. Тогда собака рванулась сильнее прежнего, сорвалась с цепи, вцепилась ему в шею и тут же  перегрызла горло. Крестоносец скончался на месте. Узнав о случившемся, почти сорок тысяч монголов приняли исламскую веру» (конец цитаты).

Краткая история монгольских нападений и чем они закончились

Эта история возвращает нас ко временам татаро-монгольского нашествия, от которого пострадала не только древняя Русь, но и многие страны исламского мира. В 1219 году монголы под руководством Чингисхана начали завоевание Средней Азии.

Они пошли против огромного мусульманского Хорезмского государства. Войска Чингисхана сумели покорить многие города Средней Азии и разрушили Хорезм.

После разделения империи между сыновьями Чингисхана возникло монгольское государство «Улус Джучи» (Золотая Орда).

Во время завоевания Афганистана Чингисханом монголы впервые узнали об исламской религии и смогли поближе познакомиться с ней.

В 1256 году монголы под командованием Хулагу (внука Чингисхана) организовали ближневосточный поход, направленный против мусульманских стран – халифата Аббаситов, сирийских Айюбидов и мамлюков Египта. Одно из наиболее мощных сражений произошло в Багдаде.

В начале 1258 года Багдад – столица мусульманского государства Аббаситов – был осаждён, а мусульманская армия потерпела поражение.

Монголы жестоко расправились с его жителями, но что не менее важно – они уничтожили огромные научные библиотеки с тысячами книг и рукописей, многие из которых существовали в единственном экземпляре.

После завоевания Сирии Хулагу направил одного из своих сильнейших военачальников Китбуку с частью войск в Палестину. Там они смогли расправиться с ещё одним мусульманским войском – Айюбидским гарнизоном.

Именно тогда навстречу Китбуке выдвинулась армия из Египта. 3 сентября 1260 года между двумя армиями состоялось решающее сражение. Оно проходило в месте, называемом Айн-Джалут, и именно тогда монгольское войско впервые потерпело серьезное поражение, после которого уже не смогло вернуться к былой силе и мощи.

Но не только военное поражение оказалось «неприятностью» для монголов. Один из монгольских правителей, хан Берке (тоже внук Чингисхана), объявил о принятии Ислама. Хулагу и многие монгольские ханы были недовольны поступком Берке, между ними даже начались междоусобные войны.

Хан Берке начал возводить в городах мечети и религиозные школы, приглашал с Ирака и Ирана богословов и ученых. Ислам понемногу стал распространяться среди монголов, причём некоторые монгольские ханы пожелали принять ислам по причине жён-мусульманок. Однако многие кочевые монголы продолжали оставаться язычниками и сомневались, стоит ли им принимать Ислам.

Как было сказано в начале статьи, христиане рассылали своих миссионеров, пытаясь привлечь монголов к христианству. Именно к этому периоду и относится та удивительная история, описанная Ибн Хаджаром.

Увидев, как собака расправилась с тем, кто ругал пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха), люди восприняли это как особое знамение: Всевышний Бог не позволил тому человеку опорочить честь Своего пророка. Как сказано в Коране: «О Посланник!..

Аллах защитит тебя от людского [зла]» (сура 5, «Трапеза», аят 67).

Кто такой Ибн Хаджар, в книге которого описано это событие

Его звали Ахмад ибн Али аль-Аскаляни (Шихабуддин Абу аль-Фадль). Значение этого учёного для исламских наук огромно.

Мусульманские учёные, жившие после него, признавали, что Ибн Хаджар – выдающийся исламский ученый, знаток хадисов, законов и истории.

Он родился в Египте 18 февраля 1372 года (в 773 году по хиджре), воспитывался в религиозной атмосфере, а его семья любила знания и всегда побуждала к ним.

Ибн Хаджар с детства отличался изумительной памятью и сообразительностью. Уже в возрасте пяти лет он стал учить наизусть Коран, а к девяти годам полностью завершил изучение Священной Книги.

Будучи подростком, Ибн Хаджар выучил такие известные труды, как «Умдат аль-ахкам», «Альфият аль-Ираки», «Аль-Хави ас-сагыр», «Мухтасар Ибн аль-Хаджиба», «Минхадж аль-Усуль» и другие.

И уже по достижению пятнадцати лет он обладал большими знаниями в области тафсира, фикха, арабского языка, истории, хадисов.

Обучаясь религии, Ибн Хаджар посетил страны Шама и Хиджаза. Число его учителей и наставников достигает четырехсот шейхов, главными из которых были Зейнуддин аль-Ираки, Ибн аль-Мулаккин, аль-Булькини.

В течение своей жизни Ибн Хаджар был и учителем (преподавал в различных странах толкование Корана, фикх, хадисы), и проводил проповеди в мечетях, а также занимал определённое время должность муфтия и судьи.

Но важнее всего то, что за свою жизнь Ибн Хаджар написал около 150-ти книг по разным религиозным наукам, причем многие из них получили широкую известность и признание во всем исламском мире.

Самой значимой среди них является книга «Фатх аль-Бари фи шарх Сахих аль-Бухари» – толкование сборника достоверных хадисов, собранных имамом аль-Бухари.

Действительно, вплоть до нашего времени «Фатх аль-Бари» считается одним из самых лучших комментариев к хадисам из «Сахих аль-Бухари».

Ибн Хаджар – авторитетный ученый в науке о хадисах и передатчиках, поэтому всегда приводил только достоверную информацию. Он достиг высокой научной степени, и многие богословы засвидетельствовали о его достоинствах и заслугах. Вот некоторые из их высказываний:

  • Зейнуддин аль-Ираки (его учитель) сказал о нём: «Ибн Хаджар – шейх, выдающийся ученый, имам, знаток хадисов, достойный доверия, надёжный человек».
  • Абу Зур’а аль-Ираки сказал: «Он – обладатель великих достоинств, шейх, имам, у которого множество похвальных качеств и заслуг».
  • Камалюддин аш-Шумани сказал: «Он – оберегающий Сунну от искажений и изменений, к нему обращаются в науке «подтверждения надежности и дискредитации»».
  • Ученые единогласны во мнении, что Ибн Хаджар заслуживает носить титул «Хафиз (знаток Ислама)» и «Повелитель правоверных в области хадисов».
  • Ибн Хаджар аль-Аскаляни умер в ночь на субботу, 2 февраля 1448 года (18-го Зуль-хиджа 852-го года по хиджре).

Пользы, которые можно извлечь из этой истории:

1. В этой истории действительно есть знамение. Всевышний не позволил тому человеку опорочить честь Пророка.

Верующего человека эта история ещё сильнее укрепит в вере, а размышляющим людям она даст почву для рассуждения, ведь в подлинности этой истории сомневаться невозможно, её описал один из величайших исламских учёных, вся научная деятельность которого посвящалась исследованию достоверных сообщений и отбрасыванию недостоверных.

Источник: https://eparhia-birsk.ru/prochee/pochemu-mongolo-tatary-snachala-prinyali-hristianstvo-a-potom-islam.html

Монголы против исламского мира — война на уничтожение

(Así fue la guerra de exterminio que los mongoles llevaron a cabo contra el mundo islámico)

В своем продвижении по Азии Сын Неба не делал попыток насадить какие-либо верования, но, осознавая силу религиозного фанатизма, сумел воспользоваться трениями между недовольными меньшинствами в каждом городе. Осквернением Бухары он хотел показать, что он выше Аллаха и сам олицетворяет собой гнев Божий.

Летом 1216 года Чингисхан вернулся в свое урочище на реке Онон с несметными сокровищами, завоеванными в Китае. Предводитель кочевников одержал победу — вся Поднебесная за исключением южных областей была под властью монгольских всадников. Любой другой степной хан удовольствовался бы этим достижением и наслаждался бы добытыми богатствами до конца своих дней, но не таков был Сын Неба.

После китайской кампании, монголы обратили взгляд на запад, на земли, где господствовали мусульмане.

Их первым «пунктом назначения» стало Каракитайское ханство, большое и густонаселенное государство, которое монгольский военачальник, несмотря на свое стратегическое чутье, собирался завоевать всего с двадцатью тысячами воинов.

Он надеялся компенсировать малочисленность своего войска поддержкой тамошних магометан, которые по слухам желали свергнуть своего императора, из найманов, пришедшего к власти в результате переворота и известного жестокостью по отношению к мусульманскому большинству.

Монгольский полководец Джебе поступил очень хитро, объявив на все четыре стороны, что откроет все мечети на своем пути и что он воюет не против мирных жителей, а против найманского узурпатора.

Как пишет Михаил Правдин в своей книге «Чингисхан и его преемники: Апогей и распад Монгольской империи», завоевание превратилось таким образом во внутреннюю революцию, направленную против императора, которому не удалось даже собрать войско, чтобы дать решительное сражение.

Ворота городов распахивались перед монголами, а через несколько месяцев голова найманского хана покатилась к ногам Джебе.

Стремительное падение Каракитайского ханства заставило дрожать всю Переднюю Азию, где до сих пор о монгольском предводители слышали разве что от торговцев-мусульман. Теперь, когда монгольские границы расширились до магометанских империй, господствовавших по всему Среднему Востоку, война была неизбежна. Самым могущественным правителем исламского мира был тогда хорезмшах Ала ад-Дин Мухаммед II, власть которого распространялась от Каспийского моря до Бухары, и от реки Урал до Иранского нагорья.

Прозванный Вторым Александром и Тенью Аллаха на Земле, он как раз собирался свергнуть багдадского халифа, чья власть была больше символической, нежели реальной. Но тут ему доложили о приближении ненасытного Чингисхана с востока. Впрочем, один из советников сатрапа преуменьшил значение события, усладив похвалами уши Мухаммеда: «Величие войска Чингисхана, по сравнению с блеском султана, лишь свет лампы в сравнении с солнечным, что освещает землю. К тому же числом твои воины больше, чем его».

Выступив все-таки на Багдад, Мухаммед вернулся по своим собственным следам, узнав, что каракитайский император лишился головы, а монголы стали его новыми соседям. Едва лишь он прибыл в Самарканд, ему донесли, что в одной из приграничных крепостей были пойманы монгольские лазутчики.

Хорезмшах приказал казнить их, отобрав все имевшееся при них имущество. Когда Чингисхан потребовал объяснений через посланников, Мухаммед подписал смертный приговор своему государству, казнив главу монгольского посольства и спалив бороды остальным.

Все монголы от 17 до 70 лет взялись за оружие, пока их предводитель горевал от нанесенной обиды.

Чингисхану потребовалось много лет, чтобы объединить монгольские племена, и теперь он не собирался ждать новых оскорблений, чтобы начать следующий поход. Его люди разительно отличались от обитателей городов, их не утомляла война, и они не стремились осесть в спокойном местечке.

Силы, которые кочевники до сих пор растрачивали в местных междоусобицах, Чингисхану удалось объединить для завоевания всего известного им мира. Именно по этой причине после Каракитайского похода сразу началась война с Хорезмом. Монголы находились в постоянном состоянии войны.

Осенью 1218 года Чингисхан собрал войско из 250 тысяч воинов, среди которых были кипчакские всадники, уйгурские пехотинцы, отряд китайской артиллерии и каракитайские полки.

Пять лет военного опыта в Китае делали эту армию самой подготовленной в мире, хотя у монголов оставалась одна проблема — прокормить ее в этой пустынной местности.

Обнаружение горного перевала к западу от Каракитайского ханства дало возможность неожиданно атаковать с севера и, кроме того, нанести главный удар с востока в несколько этапов.

Между тем, чтобы подойти незамеченными с севера нужно было совершить многокилометровый горный переход, по сравнению с которым бледнел переход Ганнибала через Альпы. Около 30 тысяч человек под командованием Джебе и Джучи, одного из сыновей Чингисхана, углубились в проход между Памиром и Тянь-Шанем. Снег доходил им до плеч, от холода лопались ремни конской упряжи.

Хотя смельчаки и сумели преодолеть этот путь, выжившие мало что могли сделать против огромного войска в 400 тысяч человек, выставленных Мухаммедом. Это сделало подвиг на первый взгляд бесполезным, но истинной целью отряда было отвлечь внимание от главного удара.

Во главе другого, 50-тысячного, войска сам Чингисхан неожиданно быстро пересек песчаную пустыню Кызылкум, протяженностью 600 километров, и тем самым дал понять Мухаммеду, что границы, которую нужно защищать, больше не существует.

С разных сторон силы монголов неожиданно заперли все входы и выходы Хорезма.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Кто назвал комедию Данте Божественной

Мухаммед в растерянности не нашел ничего лучше, чем засесть со своими людьми в двух основных крепостях страны — Самарканде и Бухаре. Но в Бухару — культурную столицу, город ученых и поэтов — он пришел слишком поздно.

Город не был готов к длительной осаде, не имел запасов продовольствия, поэтому, не надеясь на высокие стены крепости, ее защитники — в основном турки и персы — предпочли покинуть город без боя под покровом ночи. Старейшины Бухары открыли ворота, не оказав сопротивления.

Монголы, однако, предпочли выбить ворота, а сундуки со списками Корана превратили в конские ясли.

«Пришли, подожгли, предали смерти и ушли»

Кочевники исповедовали шаманизм и не делали различия между всеми остальными религиями. Поэтому при дворе Чингисханы были ламы, буддисты, манихеи и несториане В своем продвижении по Азии Сын Неба не делал попыток насадить какие-либо верования, но, осознавая силу религиозного фанатизма, сумел воспользоваться трениями между недовольными меньшинствами в каждом городе. Осквернением Бухары он хотел показать, что он выше Аллаха и сам олицетворяет собой гнев Божий.

Чингисхан стер город с лица земли, словно бы речь действительно шла о наказании небес. Торговец, бежавший из объятой огнем Бухары описывал виденные им ужасы с леденящей кровь простотой: «Пришли, подожгли, предали смерти, разграбили и ушли». Вслед за этим монголы направились в Самарканд — город с населением в полмиллиона человек, служивший резиденцией шаха.

Обнаружив, что город защищало войско в 100 тысяч человек, монгольский хан вспомнил о сложностях при осаде Пекина. Это могло продлиться месяцы Но, к счастью для него, шах Мухаммед, находившийся в городе, неожиданно принял необдуманное решение покинуть Самарканд.

Чингисхан отправил 30 тысяч воинов в погоню за правителем по тысячекилометровым пространствам империи. Сын Неба знал, что не так важно завоевать города, как срубить голову тому, кто правил на этой вновь присоединенной и очень неоднородной территории.

Он знал, что, в конечном итоге, самый быстрый способ добиться победы — разделить правителя и его народ.

Пока монгольские полчища одну за одной брали вражеские крепости, преследователи гнались за Мухаммедом до самых пределов страны и даже пересекли земли афганцев, которым нельзя было доверять, пока не потеряли его из виду на побережье Каспийского моря. Кочевники видели, как шах отплыл на корабле. Впоследствии он умер в нищете на одном из крошечных необитаемых островов. Самарканд пал после трех дней осады.

Покорив половину империи Чингисхан созвал исламских мудрецов и шейхов, чтобы те просветили его относительно исламского вероучения. Узнав о том, что ислам оправдывает насильственное обращение, он был возмущен: «Вы можете любить, сколько хотите, но я запрещаю вам убивать без моего приказа.

В моем королевстве каждый может почитать собственного бога; он лишь обязан соблюдать установленные мной законы». Посчитав абсурдным деление животных на чистых и нечистых, монгольский хан раскритиковал и паломничество в Мекку: «Это глупость.

Бог повсюду, а потому бессмысленно идти в какое-то место, чтобы поклониться ему».

Михаил Правдин в упомянутом выше труде рассказывает, что немедленным результатом этой критики стало то, что шииты выгнали мулл, навязанных им суннитами, персы зажгли в своих храмах святой огонь, евреи открыли синагоги, а христиане-несториане снова воздвигли кресты на купола своих церквей. Терпимость по отношению к религиозным меньшинствам была достигнута путем завоевания и жестокости.

Война «святая» и война на уничтожение

Последним этапом завоевания государства шаха Мухаммеда стало покорение его родного Хорезма, области, утратившей статус центра империи, но еще долго остававшийся очагом сопротивления монгольским завоевателям. Джелал ад-Дин, самый энергичный сын сбежавшего хорезмшаха, возглавил оппозиционные силы и прославился победой над захватчиками в нескольких незначительных сражениях.

На борьбу с непокорными Чингисхан откомандировал троих сыновей, которые, несмотря на некоторые трудности, одну за одной брали вражеские крепости. В Термезе монголы продемонстрировали всю мощь китайской артиллерии и разнесли на осколки его крепостные стены, сложенные из огромных камней. Технологическое превосходство также было на стороне кочевников.

Тем не менее, сопротивление Хорезма вдохновило несколько восстаний на землях, покоренных монголами. Эмиры, ханы и имамы, называвшие Чингисхана главным врагом ислама, уверовали в то, что Джелал ад-Дин способен изгнать кочевников и задумали поддержать его, начав «святую» войну против монголов.

Монголы направили сто тысяч воинов на подавление восстания и прекращение расправ, которые мусульмане учиняли над иноверцами и пособниками завоевателей. Воины хана, разумеется, не очень усердствовали в том, чтобы отличить друзей от врагов в усмиряемых городах. Из миллионного населения после монголов не оставалось в живых «ни кошки, ни собаки».

Только музыканты, мастера и молодые женщины спасались от смерти взамен на рабство. Ответом монголов на «святую» войну стала война на уничтожение.

Тем временем Джелал ад-Дин укрепился в горах Афганистана и даже разбил монгольский отряд в 30 тысяч человек.

Однако прежде чем об этом поражении стало известно — что могло бы спровоцировать новую волну выступлений — Чингисхан направил в афганские горы своих самые отборные отряды.

Согласно самой популярной версии событий, молодой сын Мухаммеда был так занят празднованием победы, истязанием пленников и поединками с захваченными офицерами, что слишком поздно узнал о надвигавшейся опасности — армии Сына Неба. На берегах реки Инд войска сошлись.

Мусульманские хроники утверждают, что несмотря на сокрушительное поражение, Джелал ад-Дин вел себя как герой. Во главе отряда личной охраны из 700 человек, он прорвался через вражеские ряды и с высоты 20 метров бросился в реку. Он не только не погиб в результате падения, но и сумел уйти от преследования монголов через Пешавар, Лахор и Мултан, укрылся в Дели, где женился на дочери индийского принца, и годы спустя организовал несколько набегов на тогда уже неприступную монгольскую империю.

Битва на Инде (1221 год) завершила разгром мусульманского мира и стала концом государства Хорезм. Входившие в его состав ханства тоже достались монголам. Они же теперь поглядывали на Индию, которая пригрела династию Мухаммеда и вскоре должна была почувствовать на себе гнев Великого монгола.

Источник: http://asiarussia.ru/articles/20992/

Религия в монгольской империи • ru.knowledgr.com

Монголы были очень терпимы к большинству религий, и как правило спонсировали несколько в то же время. Во время Чингисхана в 13-м веке, фактически каждая религия нашла новообращенных от буддизма до христианства и Manichaeanism к исламу.

Чтобы избежать борьбы, Чингисхан создал учреждение, которое гарантировало полную религиозную свободу, хотя он сам был shamanist. При его администрации все религиозные лидеры были освобождены от налогообложения, и от государственной службы.

Монгольские императоры были известны организацией соревнований религиозных дебатов среди клерикалов, и они привлекут широкую аудиторию.

Первоначально было немного формальных храмов из-за кочевого образа жизни. Однако при преемнике Генгиса Еджедеи, несколько проектов строительства были предприняты в монгольской столице Каракорум. Наряду с дворцами, Ogedei построил храмы для буддиста, мусульманина, Кристиана, и Даосских последователей.

Доминирующими религиями в то время было Шаманство, тенгрианство и буддизм, хотя женой Огодеи был Кристиан. В более поздних годах империи три из четырех основных ханств охватили ислам, поскольку ислам был одобрен по другим религиям.

Династия Юань, главным образом, приняла тибетский буддизм, в то время как были другие религии, осуществленные на востоке монгольской Империи.

Буддизм

Буддисты вошли в обслуживание монгольской Империи в начале 13-го века. Буддистским монастырям, основанным в Karakorum, предоставили свободный от налога статус, хотя религии не дали официальный статус монголы до позже. Все варианты буддизма, такие как китайский, тибетский и индийский буддизм процветали, хотя тибетский буддизм был в конечном счете одобрен на имперском уровне при императоре Монгке, который назначил Namo от кашмирца как руководитель всех буддистских монахов.

Сын Оджедеи и младший брат Гуюка, Хотен, стали губернатором Нинси и Ганьсу. Он начал военную кампанию в Тибет под командой генералов Личи и Дхордхи, и мародерствующие монголы сожгли дотла тибетские памятники, такие как Мочащий монастырь и Женский храм в 1240.

Принц Кетен был убежден, что никакая власть в мире не превысила силу монголов. Однако он также полагал, что религия была необходима в интересах следующей жизни. Таким образом он пригласил Сакья Pandita в его церковный календарь.

Принц Кетен был впечатлен и излечен обучением Пандиты Сакья и знанием, и позже стал первым известным буддистским принцем монгольской империи.

Каблай, основатель династии Юань, также одобрил буддизм. Уже в 1240-х он установил контакты с чань-буддистским монахом Хэйюном, который стал его буддистским советником. Второму сыну Каблая, которого он позже официально назначил как своего преемника в династии Юань, дали китайское имя «Zhenjin» (буквально, «Истинное Золото») Хэйюном.

Khatun Chabi влиял на Каблая, чтобы быть преобразованным в буддизм, поскольку она получила инициирование Тантра Hévajra от Phagspa и была впечатлена. Каблай назначил Phagspa его государственным наставником, и позже имперским наставником, дав ему власть над всеми буддистскими монахами в пределах территории династии Юань.

Для остальной части династии Юань в Монголии и Китае, пока монголы не были свергнуты в 1368, тибетские ламы были самым влиятельным буддистским духовенством. Через тибетское духовенство индийская буддистская текстовая традиция сильно влияла на религиозную жизнь в Империи.

Некоторые Ilkhans в Иране держали заказ Paghmo gru-pa как их атрибут в Тибете и щедро покровительствовали множеству индийских, тибетских и китайских буддистских монахов. Но в 1295, Гэзэн преследовал буддистов и разрушил их храмы. Перед его преобразованием в ислам, хотя, он построил буддистский храм в Khorasan.

Буддистские священные писания 14-го века, найденные на местах археологических раскопок, связанных с Ханством Chagatai, показывают популярность буддизма среди монголов и уйгуров. Tokhta Золотой Орды также поощрил лам селиться в России, Но его политика была остановлена его преемником Озбегом Ханом, мусульманином.

Христианство

Некоторым монголам проповедовали христианство христианские несториане с тех пор о 7-м веке, и несколько монголов были преобразованы в католицизм, особенно Джоном Монтекорвино, который был назначен Папской областью Европы.

Религия никогда не достигала большого положения в монгольской Империи, но много Великих Ханов и меньших лидеров были воспитаны матерями Кристиана и образованы наставниками Кристиана.

Некоторые фигуры майора Кристиана среди монголов были: Соргэгтэни Беки, дочь в законе Чингисхана, и мать Великих Ханов Менгка, Каблая, Хулэгу и Арика Боука; Sartaq, хан Золотой Орды; Докуз Хэтун, мать правителя Абэки; Kitbuqa, общий из монгольских сил в Леванте, которые боролись в союзе с христианами.

Брачные союзы с западными державами также произошли, как в браке 1265 года Марии Палайологиной, дочери императора Майкла VIII Пэлэеологуса, с Абэкой. У Tokhta, Oljeitu и Ozbeg был греческий Khatuns также. Монгольская Империя содержала земли Восточной Православной церкви в Кавказе и России, Апостольской церкви в Армении и ассирийской церкви несториан в Средней Азии и Персии.

13-й век видел попытки франко-монгольского союза с обменом послами и даже военным сотрудничеством с европейскими христианами в Святой земле. Илхэн Абэга послал tumen, чтобы поддержать участников общественной кампании во время Девятого Крестового похода в 1271.

Несторианский монгольский Бар Rabban Sauma посетил некоторые Европейские суды в 1287-1288. В то же время, однако, ислам начал пускать устойчивый корень среди монголов как те, кто охватил христианство, такое как Tekuder, стал мусульманским.

После того, как Онгуд Мар Яхбх-Аллаха, монах Каблая Хана, был избран католикосом восточной христианской церкви в 1281, католические миссионеры были начаты к посланному во все монгольские столицы.

Ислам

Ilkhanate, Золотая Орда и Ханство Chagatai — три из четырех основных ханств (Большой Юань не сделал) — охваченный ислам, поскольку монгольская элита одобрила ислам, чтобы усилить их правило по населению с большинством мусульман.

Немусульманские монголы также наняли много мусульман в различных областях и все более и более слушали их совет в административных делах. Например, советник Чингисхана, Махмуд Ялэвак, и финансовый министр Каблая Хана, Ахмад Фанакати, были мусульманами.

Однако, материки монголов остались верно буддистскими и Шаманы.

Поскольку они были хорошо образованы и знали турецкий и монгольский язык, мусульмане стали привилегированным классом чиновников с известными монгольскими новообращенными к исламу включая Мубарака Шаха и Тармэширина Ханства Chagatai, Tuda Mengu и Negudar Золотой Орды, Ghazan и Öljaitü Ilkhanate. Berke, который управлял Золотой Ордой с 1257 до 1266, был первым мусульманским лидером любых монгольских ханств.

Гэзэн был первым мусульманским ханом, который примет ислам как национальную религию Ilkhanate, сопровождаемого узбеком Золотой Орды, который убедил его предметы принять религию также. Гэзэн продолжал подход своих немусульманских предков к религиозной терпимости.

Когда Гэзэн узнал, что некоторые буддистские монахи симулировали преобразование в ислам из-за более раннего разрушения некоторых их храмов, он дал разрешение всем, кто хотел возвратиться в Тибет, где они могли свободно следовать за своей верой и быть среди других буддистов.

Хотя в Ханстве Chagatai, буддизм и Шаманство процветали до 1350-х. Когда западная часть ханства охватила ислам быстро, восточная часть или Moghulistan замедлили исламизация до Тугхлугха Тимура (1329/30-1363), кто принял ислам с его тысячами предметов.

Династия Юань, в отличие от западных ханств, никогда преобразовываемых в ислам. Другие три Ханства принимали suzerainty династии Юань, но постепенно который отмер. Были многие мусульманин, проживающий на территории династии Юань начиная с, Каблай Хан и его преемники были терпимы к другим религиям.

Тем не менее, буддизм был самой влиятельной религией в пределах своей территории. Свяжитесь между императорами Юаня в Китае и государствами в Северной Африке, Индии и Ближнем Востоке, продлившемся до середины 14-го века.

Мусульмане были классифицированы как Semuren, «различные виды», ниже монголов, но выше китайцев.

В то же время монголы импортировали Центральных азиатских мусульман, чтобы служить администраторами в Китае, монголами, также посланными ханьцев и Khitans из Китая, чтобы служить администраторами по мусульманскому населению в Бухаре в Средней Азии, используя иностранцев, чтобы сократить власть местных народов обеих земель.

Тенгрианство

Шаманство, который методы форма анимизма с несколькими значениями и с различными знаками, было популярной религией в древней Средней Азии и Сибири. Центральный акт в отношениях между человеком и природой был вероисповеданием Синих Могущественных Вечных Небес — «Синее Небо» (Хөх тэнгэр, Эрхэт мөнх тэнгэр). Чинджис Хан показал, что его духовная власть была больше, чем другие и он быть соединителем к небесам после выполнения конкурирующего шамана Теба Тенгри Кокку.

Под монгольской Империей ханы, такие как Batu, Duwa, Kebek и Tokhta держали целый колледж шаманов мужского пола. Те шаманы были разделены на bekis и других.

bekis (не перепутанный с принцессой) были расположены лагерем перед дворцом Великого Хана, в то время как некоторые шаманы оставили позади его.

Несмотря на астрологические наблюдения и регулярные календарные церемонии, монгольские шаманы возглавили армии и выполнили погодное волшебство (zadyin arga). Шаманы играли сильную политическую роль позади монгольского суда.

В то время как Ghazan преобразовал в ислам, он все еще практиковал некоторые элементы монгольского шаманства. Кодекс Yassa остался в месте, и монгольским шаманам разрешили остаться в империи Илхэнэйт и остались политически влиятельными всюду по его господству, а также Олджейту.

Однако древние монгольские shamanistic традиции вошли в снижение с упадком Oljeitu и с повышением правителей, практикующих очищенную форму ислама. С исламизацией шаманы больше не были важны, как были они в Золотой Орде и Ilkhanate.

Но они все еще выступили на ритуальных церемониях рядом с Nestors и буддистскими монахами в династии Юань.

Религия при Чингисхане

Поскольку Чингисхан объединил монгольские племена и вел войну с большей частью Азии, он стал известным как один из самых безжалостных и зверских военачальников всего времени. Однако, один признак во время его военного завоевания был его терпимостью всех религий. Он охватил разнообразие и установил декретом религиозную свободу для всех.

Терпимость Чингисхана, оказалось, была выгодна для него. Хан продолжал использовать религиозное преследование своей выгоде. Он использовал бы подавленных людей в качестве шпионов в городах, таких как Багдад и затем взял бы землю, ассимилирующую все желающие.

В ее книге День Империи Эми Чуа утверждает, что “монголы были более неукоснительно открыты, чем какая-либо другая власть в мире”.

Правящие круги Чингисхана

После неудавшейся попытки убийства Чингисхан и 100 из его мужчин сбежали и почти умерли от голода. В то время как на пробеге эти мужчины поклялись преданность друг другу, и замечательно среди этих мужчин были буддисты, христиане, мусульмане и анимисты, которые поклонялись Вечному Синему Небу и горе Бога Берхэн Холдун.

Защитник религий

Когда мусульманские посланники приехали из Средней Азии, чтобы искать защиту Чингисхана от религиозного преследования, они столкнулись при их христианском хане Гачлуге, Чингисхан был рад помочь. Он привел кампанию в Balasagun и убил Гачлуга и объявил религиозную свободу на всех его землях. Это заработало для Чингисхана титул «защитника религий», и было даже сказано, что он был «одним из милосердия Господа и одной из щедрости его божественного изящества».

Вне перспективы

Монгольская страсть к религиозной терпимости обратилась к авторам восемнадцатого века. «Католических исследователей Европы», написал Эдвард Джиббон в знаменитом проходе, «кто защитил ерунду жестокостью, возможно, путал пример варвара, который ожидал уроки философии и установленный его законами система чистого теизма и прекрасной терпимости». Он продолжает добавлять в сноске, «исключительное соответствие может быть найдено между религиозными законами Зинджиса Хана и г-на Локка».

Дополнительные материалы для чтения

Источник: http://ru.knowledgr.com/10300429/%D0%A0%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B3%D0%B8%D1%8F%D0%92%D0%9C%D0%BE%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9%D0%98%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B8

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Ангел Божий
Как по православному имя Егор

Закрыть